Причины отмены (изменения)во втором полугодии 2014 года судебных актов судебной коллегии Арбитражного суда Костромской области по рассмотрению экономических споров, возникающих из гражданских правоотношений

Дата: 
08.09.2015
 
 
 
 
 
Причины отмены (изменения)
во втором полугодии 2014 года судебных актов
судебной коллегии Арбитражного суда Костромской области по
рассмотрению экономических споров,
возникающих из гражданских правоотношений[1]
 
 
Анализ проведен во исполнение пункта 4.1 Плана работы Арбитражного суда Костромской области на I полугодие 2015 года.
Во втором полугодии 2014 года судьями гражданской коллегии рассмотрено 3454 дела, в том числе 44 банкротных (за тот же  период 2013 года – 3358 дел, в т.ч. 33 банкротных). Обжаловано 506 судебных актов (14,6% от общего количества рассмотренных дел), в том числе, 202 судебных акта, вынесенных судьями первого судебного состава (18% от количества рассмотренных дел) и 279 судебных актов, вынесенных судьями второго судебного состава (12,8% от количества рассмотренных дел).
Вышестоящими судебными инстанциями судебные акты отменены (изменены) по 47 делам, что составляет 1,4% от общего количества рассмотренных коллегией дел (во втором полугодии 2013 года – 53 или 1,6%). 44 судебных акта отменено (изменено) Вторым арбитражным апелляционным судом, 3 судебных акта – Арбитражным судом Волго-Вятского округа. 
Количество отмененных (измененных) актов в первом судебном составе во втором полугодии 2014 года составило – 18 (во втором полугодии 2013 года – 19); во втором судебном составе отменено 28 судебных актов (во втором полугодии 2013 года – 32).
В целом, за второе полугодие 2014 года, по сравнению с аналогичным периодом 2013 года, количество рассмотренных дел увеличилось на 2,9%, а доля отмененных актов в процентном соотношении незначительно уменьшилась с 1,6% до 1,4%.
Основанием к отмене и изменению судебных актов послужило неполное выяснение обстоятельств, имеющих значение для дела в 19% случаев (9 дел), недоказанность имеющих значение для дела обстоятельств, которые суд считал установленными – 2% (1 дело), несоответствие выводов суда, изложенных в судебном акте, обстоятельствам дела – 43% (20 дел), нарушение или неправильное применение норм материального права – 4% (2 дела), нарушение или неправильное применение ном процессуального права, в которые включаются отмены по безусловным основаниям 23% (11 дел).
Во втором полугодии 2015 года также имели место случаи отмены судебных актов не по основаниям, предусмотренным статьями 270 и 288 АПК РФ, а в связи с реализацией истцом права, предоставленного процессуальным законодательством, в частности права на отказ от иска в суде апелляционной инстанции - 9% (4 дела).
Из 44 судебных актов, принятых судьями гражданской коллегии Арбитражного суда Костромской области и отмененных (измененных) Вторым арбитражным апелляционным судом, 4 судебных акта впоследствии оставлены в силе постановлениями Арбитражного суда Волго-Вятского округа[2].
Количество отмененных (измененных) судебных актов (без учета отмен в связи с отказом истца от иска в суде апелляционной инстанции и оставления в силе ранее отмененных решений суда первой инстанции постановлениями суда кассационной инстанции) составляет 1,2% от общего числа рассмотренных коллегией во втором полугодии 2014 года дел. Во втором полугодии 2013 года  аналогичный показатель составлял 1,3%.
Проведенный анализ показал, что наиболее распространенными основаниями отмен являлись: несоответствие выводов суда, изложенных в судебном акте, обстоятельствам дела (43% случаев), нарушение или неправильное применение ном процессуального права (23%) и неполное выяснение обстоятельств, имеющих значение для дела (21%).
 
 
1. Неполное выяснение обстоятельств, имеющих значение для дела
(п.1 ч.1 ст. 270 АПК РФ)
 
Согласившись с выводом суда первой инстанции, что установленная экспертом цена имущества значительно отличается от цены продажи и оценив данное отличие как существенное, свидетельствующее о заключении сделки при неравноценном встречном исполнении обязательства со стороны Ответчика, суд второй инстанции при применении последствий недействительности сделки взял за основу заключение повторной экспертизы (дело № А31-4210/2010).
В рамках дела о несостоятельности (банкротстве) Индивидуального предпринимателя конкурсный управляющий должника обратился в суд к Гражданину с заявлением о признании недействительным заключенного должником договора купли-продажи доли жилого дома и о применении последствий недействительности сделки.
Взяв за основу экспертное заключение эксперта А., суд первой инстанции пришел к выводу, что цена оспариваемой сделки существенно в худшую для должника сторону отличается от цены, по которой в сравнимых обстоятельствах совершаются аналогичные сделки, в связи с чем, признал факт неравноценного встречного исполнения обязательства доказанным и применил последствия недействительности сделки в виде взыскания с Ответчика рыночной стоимости объекта недвижимости.
Проверяя законность принятого судебного акта, апелляционный суд установил следующее.
Оценив представленное суду первой инстанции заключение эксперта А., суд апелляционной инстанции пришел к выводу, что из характеристик подобранных аналогов не следует, что используемые при сравнении объекты имели сходное техническое состояние со спорным объектом, в том числе претерпели последствия пожара. При таких обстоятельствах у суда апелляционной инстанции возникли сомнения в обоснованности выводов эксперта, в связи с чем, суд назначил повторную экспертизу.
 Эксперт Б. при определении стоимости объекта договора купли-продажи принял во внимание справки о наличии у спорного объекта последствий пожара и не учел стоимость земельного участка, на котором жилой дом располагался, поскольку Индивидуальный предприниматель не обладал правом собственности на данный участок.
Оценив представленное заключение эксперта Б. в совокупности с иными доказательствами по делу, апелляционный суд принял данное экспертное заключение как достоверное доказательство, обосновывающее наиболее вероятную рыночную стоимость объекта недвижимости.
Кассационная инстанция отклонила аргумент конкурсного управляющего о том, что эксперт Б незаконно не учел при определении рыночной стоимости спорного дома стоимость земельного участка, на котором он располагается.
Как следовало из договора купли-продажи, права на земельный участок продавцом не оформлялись, покупатель обязался оформить права на земельный участок в соответствии с действующим законодательством Российской Федерации.
Согласно представленным в дело документам (справки Территориального отдела надзорной деятельности города Костромы ГУ МЧС России по Костромской области, справки Костромского филиала ФГУП "Ростехинвентаризация - Федеральное БТИ") спорный дом имеет последствия пожара, износ основного строения составляет 73 процента.
Департамент имущественных и земельных отношений Костромской области в письме указал, что функциональное назначение здания утрачено, данный объект не пригоден для эксплуатации, следовательно, на него распространяется правовой режим незавершенного строительства. Собственники незавершенных строительством объектов не имеют исключительного права на приватизацию земельных участков на основании статьи 36 Земельного кодекса Российской Федерации. Предоставление в общую долевую собственность земельного участка по указанному адресу будет возможно только после восстановления и ввода объекта недвижимого имущества в эксплуатацию.
 При данных обстоятельствах суд второй инстанции отменил определение суда первой инстанции в части применения последствий недействительности сделки и применил последствия недействительности сделки в виде взыскания с Ответчика рыночной стоимости объекта недвижимости, взяв за основу повторное экспертное заключение.
Позиция апелляционного суда была поддержана окружным судом.
 
 
Уменьшение территориальным Фондом обязательного медицинского страхования объемов финансирования посредством введения корректирующего коэффициента влечет нарушение имущественных интересов медицинских организаций, которые, оказывая услуги, не получают встречного исполнения (дело № А31-7721/2014).
Общество обратилось в суд с иском к Страховой организации о взыскании долга за оказанные по договору медицинские услуги.
Решением суда первой инстанции в удовлетворении исковых требований отказано. Суд исходил из того, что при определении итоговой суммы, принятой к оплате за оказанные Истцом медицинские услуги, Ответчиком применен корректирующий коэффициент, установленный для Истца Комиссией по разработке территориальной программы обязательного медицинского страхования. Решение Комиссии не признано в установленном порядке недействительным, в связи с чем, суд пришел к выводу об обоснованности применения Ответчиком корректирующего коэффициента по принятым к оплате счетам.
Апелляционный суд счел решение суда подлежащим отмене, указав следующее.
Во исполнение условий договора Общество оказало застрахованным гражданам медицинские услуги. Тарифы оплаты оказанной медицинской помощи застрахованным лицам установлены тарифным соглашением на медицинские услуги в системе обязательного медицинского страхования граждан на территории субъекта.
Имеющимися в материалах дела реестрами оказанных услуг, счетами и актами медико-экономического контроля подтверждается и Страховой организацией не оспаривается, что Общество надлежащим образом оказало медицинские услуги.
Услуги оказаны застрахованным лицам в пределах объемов медицинской помощи по территориальной программе обязательного медицинского страхования.
Разногласий по количеству, качеству данных услуг не имеется, доказательств того, что оказанные услуги не входят в перечень услуг, оказываемых по программе обязательного медицинского страхования, суду не представлено.
Расчет стоимости оказанных услуг произведен Истцом на основании тарифного соглашения.
Доказательств оплаты медицинской помощи, оказанной в спорный период Истцом в полном объеме, Ответчик не представил.
Уменьшение объемов финансирования посредством введения корректирующего коэффициента влечет нарушение имущественных интересов медицинских организаций, которые, оказывая услуги, не получают встречного исполнения. Тарифы должны обеспечивать рентабельность медицинских учреждений и современный уровень медицинской помощи.
Таким образом, обязанность Страховой организации оплатить оказанные Обществом услуги возникает в силу статьи 781 Гражданского кодекса Российской Федерации и договора.
С учетом вышеизложенного, отказ Страховой организации от оплаты оказанных Обществом медицинских услуг за упомянутый период со ссылкой на протокол заседания Комиссии по разработке территориальной программы обязательного медицинского страхования и необходимость применения корректирующего коэффициента противоречит условиям заключенного сторонами договора и принципам надлежащего исполнения обязательств и недопустимости одностороннего отказа от исполнения обязательства, закрепленным в статьях 309 и 310 Гражданского кодекса Российской Федерации.
 Апелляционный суд признал заявленные Обществом исковые требования законными, обоснованными и подлежащими удовлетворению.
С учетом названных обстоятельств суд второй инстанции отменил решение суда первой инстанции и принял новый судебный акт об удовлетворении иска.
 
 
Апелляционный суд признал необоснованным возложение на Учреждение обязанности оплатитьОбществу предъявленный объем электрической энергии в связи с отсутствием факта ее бездоговорного потребления и с учетом обязанности Предприятия - титульного владельца арендуемого Учреждением помещения, нести бремя его содержания (дело № А31-10888/2013).
Общество обратилось в арбитражный суд с иском к Учреждению о взыскании неосновательного обогащения.
Требования Общества мотивированы отказом Учреждения произвести оплату электроэнергии, стоимость которой определена Обществом на основании методики при бездоговорном потреблении электроэнергии.
Суд первой инстанции иск удовлетворил полностью.
Проверяя законность принятого судебного акта, апелляционный суд установил следующее.
Учреждение является арендатором помещения на основании договора аренды, заключенного с Предприятием. Помещение принадлежит Предприятию на праве хозяйственного ведения и снабжалось электрической энергией на основании договора энергоснабжения с Обществом (гарантирующий поставщик). Соглашением стороны расторгли договор энергоснабжения.
Общество составило акт о неучтенном потреблении электроэнергии (при выявлении факта бездоговорного потребления), которым установлено бездоговорное подключение Учреждения к сетям Общества, и осуществление бездоговорного потребления электрической энергии.
Проанализировав условия договора аренды с учетом требований, установленных в статье 431 Гражданского кодекса Российской Федерации, и оценив имеющиеся в деле доказательства, суд апелляционной инстанции, пришел к выводу об отсутствии правовых оснований для возложения на Учреждение обязанности оплатить Истцу стоимость электроэнергии, потребленной в отсутствие договора энергоснабжения.
Условиями договора аренды не предусмотрена обязанность арендатора заключить договор энергоснабжения при том, что на момент заключения договора аренды у Предприятия имелся действующий договор энергоснабжения с гарантирующим поставщиком. При передаче в аренду Учреждению спорного помещения его электроснабжение не прерывалось, энергопринимающие устройства Предприятием не опечатывались и не пломбировались.
Указанное свидетельствует об отсутствии со стороны Ответчика факта его самовольного подключения к электросетевому хозяйству Общества.
Толкование условий договора аренды также не подтверждает довод Общества о возложении на Учреждение обязанности по оплате электроэнергии непосредственно поставщику электроэнергии. По условиям договора аренды оплата электроэнергии производится арендатором на основании выставленного счета-фактуры, которая может быть скорректирована арендодателем (а не поставщиком электроэнергии) в случае комиссионно-зафиксированных фактов отсутствия поставки, недопоставки или некачественной поставки ресурса.
Указав на отсутствие факта бездоговорного потребления Учреждением электроэнергии и на обязанность титульного владельца арендуемого Учреждением помещения нести бремя его содержания, в том числе оплачивать поставляемые ресурсы, апелляционный суд отменил решение суда первой инстанции.
Суд кассационной инстанции оставил постановление апелляционного суда без изменений.
 
Суд апелляционной инстанции установил, что объем электроэнергии, переданный Компанией и потребленной Комбинатом, оплачен Истцом Ответчику в составе потерь электроэнергии; кроме того, названный объем электроэнергии и услуги по ее передаче оплачены Комбинатом Обществу (ответчику), и пришел к выводу о наличии на стороне последнего неосновательного обогащения (дело № А31-11524/2013).
Компания обратилась в суд с иском к Обществу о взыскании неосновательного обогащения. Ответчик как гарантирующий поставщик является потребителем услуг по передаче электрической энергии в интересах третьего лица – Комбината.
 Компания посчитала, что на стороне Общества возникло неосновательное обогащение в виде стоимости электроэнергии (включая услуги по ее передаче), поставленной Комбинату, поэтому она после неурегулирования спорной ситуации в претензионном порядке обратилась с иском в суд.
 Отказывая в удовлетворении иска, суд первой инстанции исходил из того, что Компания не исполнила уведомление Общества о введении режима ограничения потребления электроэнергии в отношении Комбината, в связи с чем Общество правомерно уменьшило объем оказанных услуг на объем переданной Комбинату электроэнергии.
Апелляционный суд с позицией суда не согласился.
Анализируя нормы действующего законодательства, а также положения договора на оказание услуг по передаче электрической энергии апелляционный суд указал, что в случае оплаты исполнителем инициатору введения ограничения стоимости электрической энергии (мощности), отпущенной потребителю после предполагаемой даты введения ограничения режима потребления, указанной в уведомлении о необходимости введения ограничения режима потребления, к исполнителю переходит право требования оплаты потребителем электрической энергии (мощности) в соответствующем объеме.
Суд первой инстанции не рассмотрел довод Истца о продолжающихся отношениях по энергоснабжению между Ответчиком и третьим лицом в спорный период, что подтверждается вступившим в силу и исполненным решением суда, где отношения между сторонами (Ответчиком и третьим лицом) оценены, как вытекающие из договора энергоснабжения и не усмотрел нарушений в получении дважды Ответчиком денежных средств за одну и ту же электрическую энергию в спорный период - с Истца и третьего лица.
Как установлено апелляционным судом, объем электроэнергии, переданный Компанией и потребленной Комбинатом, оплачен Истцом Ответчику в составе потерь электроэнергии; кроме того, названный объем электроэнергии и услуги по ее передаче оплачены Комбинатом Обществу (Ответчику), следовательно на стороне последнего возникло неосновательное обогащение.
 С учетом названных обстоятельств суд второй инстанции пришел к выводу о наличии на стороне Общества неосновательного обогащения и удовлетворил иск Компании. Действия Общества по включению в состав потерь спорного объема электроэнергии, поставленной Комбинату, вследствие неисполнения Компанией уведомления о введения в отношении Комбината режима полного ограничения потребления электроэнергии и по выставлению в нарушение абзаца 2 пункта 26 Правил полного и (или) частичного ограничения режима потребления электрической энергии, утвержденных постановлением Правительства РФ от 04.05.2012 № 442, Комбинату к оплате спорного объема электроэнергии противоречат пункту 4 статьи 1 Гражданского кодекса Российской Федерации.
Позиция апелляционного суда была поддержана окружным судом.
 
Суд первой инстанции, правомерно удовлетворяя исковые требования об обязании заключить договор ресурсоснабжения, не рассмотрел представленные Ответчиком разногласия (дело № А31-3466/2014).
Предприятие (ресурсоснабжающая организация) обратилось в суд к Обществу (управляющая компания) с иском о понуждении к заключению договора ресурсоснабжения.
Основанием для обращения в суд явилось то, что направленный в адрес Ответчика проект договора, последним не подписан и не возвращен, мотивированных возражений в досудебном порядке не представлено.
Решением суда первой инстанции исковые требования удовлетворены.
Согласившись с выводом суда первой инстанции о том, что заключение такого договора с Предприятием в силу закона является для Ответчика как исполнителя коммунальных услуг обязательным, апелляционный суд указал следующее.
Несмотря на то, что при обращении в суд Предприятие заявило требование о понуждении Общества к заключению договора, однако, с учетом основания и предмета иска, а также позиции Ответчика, выраженной управляющей компанией в отзыве на иск, рассматриваемый спор фактически являлся спором об урегулировании разногласий, возникших при заключении договора.
Следовательно, разрешение судом спора о понуждении к заключению договора и при уклонении от заключения договора, при возникновении разногласий по конкретным его условиям сводится по существу к внесению определенности в правоотношения сторон и установлению судом условий договора, не урегулированных сторонами.
В целях внести определенность в правоотношения сторон в части условий, на которых стороны обязаны заключить договор, суд апелляционной инстанции изменил решение суда первой инстанции и принял по делу новый судебный акт, в котором изменил положения заключаемого договора ресурсоснабжения, а также согласовал положения договора по причине невозможности согласовать их сторонами самостоятельно, равно как и заключить мировое соглашение.
 При таких обстоятельствах суд апелляционной инстанции посчитал правомерным и обоснованным обязать стороны заключить договор ресурсоснабжения в редакции Истца, откорректированный с учетом правовой позиции Ответчика.
Апелляционный суд указал, что судом первой инстанции не выполнено требование гражданского законодательства о согласовании возникших разногласий при заключении переданного на рассмотрение суда договора в обязательном порядке по причине неполного выяснения обстоятельств, имеющих значение для дела.
 
Апелляционный суд констатировал наличие оснований для применения положений статьи 333 Гражданского кодекса Российской Федерации (дело № А31-11649/2013).
Общество (подрядчик) обратилось в суд с иском о взыскании с Управления (заказчик) долга за работы, выполненные на основании муниципального контракта.
Управление заявило встречный иск о взыскании неустойки за нарушение сроков выполнения работ по муниципальному контракту. Рассматривая спор, суд первой инстанции отклонил ходатайство Общества о применении статьи 333 Гражданского кодекса Российской Федерации, применив положения статьи 404 ГК РФ.
Решением суда первоначальный иск удовлетворен полностью, встречный иск удовлетворен частично.
Пересматривая дело в апелляционном порядке, суд второй инстанции не согласился с отказом суда первой инстанции в применении положений статьи 333 ГК РФ.
В данном случае суд первой инстанции обоснованно, с учетом положений статьи 404 ГК РФ, отказал Управлению во взыскании неустойки за несвоевременное выполнение работ за период, когда имелась вина заказчика и отсутствовала вина подрядчика.
Вопрос о соразмерности начисленной неустойки последствиям нарушения обязательства должен решаться в отношении штрафных санкций, исчисленных за тот период, когда имеется вина подрядчика.
Исходя из конструкции муниципального контракта, при нарушении заказчиком своих договорных обязательств (что имеет место в данном деле) он платит неустойку в размере, предусмотренном пунктом 9 статьи 9 Федерального закона Российской Федерации «О размещении заказов на поставки товаров, выполнение работ, оказание услуг для государственных и муниципальных нужд», действовавшего при заключении спорного контракта, что составляет одну трехсотую действующей на день уплаты неустойки ставки рефинансирования Центрального банка Российской Федерации и значительно меньше контрактной неустойки, исчисленной подрядчику.
В данном случае стороны при невыполнении ими договорных обязательств ставятся в неравные условия, которые влекут для них неравные имущественные последствия.
Размер установленной контрактом неустойки носит экономически необоснованный характер, в результате чего размер штрафных санкций в отношении подрядчика фактически составляет половину стоимости выполненных работ.
Учитывая правовую позицию Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации (постановление от 28.01.2014 по делу № 11535/13, от 13.05.2014 по делу № 19371/13, от 15.07.2014 по делу № 5467/14), суд апелляционной инстанции пришел к выводу о наличии основания для применения положений статьи 333 ГК РФ.
С учетом изложенного апелляционный суд изменил решение суда первой инстанции в части величины неустойки, подлежащей взысканию с подрядчика.
 
 
Признав правомерным контррасчет Ответчика, не учтенный судом первой инстанции, апелляционный суд изменил решение суда (дело № А31-1078/2014).
Общество обратилась в суд с иском к Предприятию о взыскании неустойки за просрочку оплаты электрической энергии.
Проверив представленный в дело расчет Истца, суд первой инстанции нашел его верным, отклонив при этом контррасчет Ответчика, и удовлетворил исковые требования в полном объеме.
Проверяя законность принятого судебного акта, апелляционный суд не согласился с расчетом неустойки Истца за просрочку оплаты поставленной электрической энергии.
Если срок установлен для совершения какого-либо действия, оно может быть выполнено до двадцати четырех часов последнего дня срока. Если последний день срока приходится на нерабочий день, днем окончания срока считается ближайший следующий за ним рабочий день (ст. 193, 194 ГК РФ).
По условиям договора окончательный расчет по договору производится до 18-го числа месяца, следующего за расчетным. Из материалов дела следует, что последний день оплаты Ответчиком счета-фактуры пришелся на воскресенье 18.08.2013, являющийся нерабочим днем, в связи с чем днем окончания срока уплаты июльской поставки энергоресурсов следует считать понедельник 19.08.2013.
Следовательно, период просрочки должен исчисляться с 20.08.2013, а не с 19.08.2013, как указано в расчете Истца.
На основании изложенного апелляционный суд, определяя период начисления неустойки за нарушение сроков оплаты счета-фактуры за июль, признал правомерным представленный суду первой инстанции контррасчет Ответчика и изменил решение суда.
 
 Апелляционный суд сделал вывод о недоказанности обстоятельств, свидетельствующих о возможности бывшего руководителя должника исполнить обязанность по передаче имущества конкурсному управляющему (дело № А31-12687/2012).
Конкурсный управляющий должника обратился в суд с заявлением о выдаче исполнительного листа об обязании бывшего руководителя должника передать конкурсному управляющему документацию, подтверждающую наличие прав требований (дебиторская задолженность и финансовые вложения) у должника.
Определением суда первой инстанции заявленные требования удовлетворены.
Пересматривая дело в апелляционном порядке, суд второй инстанции указал следующее.
В статье 126 Закона о банкротстве установлена обязанность руководителя должника по предоставлению необходимой документации, которая носит безусловный характер.
Исходя из специфики требования о присуждении к исполнению обязанности в натуре (в данном случае обязанности по передаче имущества) в предмет доказывания входит исследование возможности исполнить эту обязанность, что в свою очередь возможно лишь при наличии требуемого имущества у данного лица на момент рассмотрения спора.
Между тем, суд апелляционной инстанции пришел к выводу об отсутствии в материалах дела доказательств, бесспорно свидетельствующих о том, что исполняющий обязанности генерального директора в течение двух месяцев бывший руководитель должника фактически имеет в наличии документы, подтверждающие наличие прав требований (дебиторскую задолженность и финансовые вложения) и необоснованно уклоняется от их передачи арбитражному управляющему.
Не представляется возможным истребовать у бывшего руководителя должника документы должника, которые арбитражный управляющий прямо не поименовал и нахождение которых у него последний отрицает, а конкурсный управляющий, в свою очередь, не представил в суд доказательств обратного.
Более того, отсутствие указания в резолютивной части судебного акта на конкретные документы влечет заведомую его неисполнимость, что противоречит целям и задачам арбитражного судопроизводства.
С учетом изложенного суд второй инстанции отменил определение суда первой инстанции, поскольку судом неполно выяснены обстоятельства, имеющие значение для дела.
 
 
 
2. Недоказанность имеющих значение для дела обстоятельств, которые суд считал установленными (п.2 ч.1 ст. 270 АПК РФ)
 
 
Суд апелляционной инстанции установил, что оспариваемая сделка не подлежит признанию недействительной по указанным конкурсным управляющим основаниям (дело № А31-6135/2013).
В рамках дела о несостоятельности (банкротстве) конкурсный управляющий Общества 1 (должника) обратился в суд с заявлением о признании недействительной сделки по внесению в уставный капитал Общества 2 нежилого здания и о применении последствий недействительности сделки в виде обязания возвратить указанное здание.
Суд первой инстанции удовлетворил заявленные требования. При принятии судебного акта суд исходил из доказанности материалами дела следующих обстоятельств: на момент совершения оспариваемой сделки у должника имелись признаки неплатежеспособности либо недостаточности имущества; спорная сделка совершена между заинтересованными лицами с целью причинения вреда имущественным правам кредиторов должника при отсутствии какого-либо экономического интереса для должника; в результате сделки утрачены ликвидные активы должника.
Согласившись с выводом суда первой инстанции о том, что спорная сделка совершена между заинтересованными лицами в период подозрительности, апелляционный суд установил следующее.
Из содержания бухгалтерского баланса Общества 1 следует, что на указанный период его активы превышали пассивы; у должника имелись определенные запасы денежных средств, невозможность ликвидности которых не доказана; наличие спорного недвижимого имущества в бухгалтерской отчетности не отражено, положение должника после вывода данного имущества не изменилось.
При отсутствии доказательств, свидетельствующих о прекращении должником исполнения денежных обязательств в период заключения спорной сделки из-за недостаточности средств, и с учетом анализа решения налогового органа о привлечении должника к ответственности за совершение налогового правонарушения, суд апелляционной инстанции пришел выводу о недоказанности материалами дела наличия у должника на момент совершения сделки признаков неплатежеспособности либо недостаточности имущества.
Совершение сделки по внесению вклада в уставный капитал Общества 2 за счет имущества должника не является безусловным основанием для признания того, что спорной сделкой причинен вред имущественным правам кредиторов должника и данное участие является экономически неоправданным. Сделка является возмездной, доля Общества 1 в образованном обществе составила 13 процентов. Обоснования экономической нецелесообразности сделки с учетом предоставляемых указанной долей возможностей корпоративного участия в осуществлении деятельности Общества 2 не представлено. Общество 1 при выходе из Общества 2 получило денежный эквивалент своей доли.
Суд апелляционной инстанции констатировал недоказанность факта того, что в результате совершения спорной сделки причинен вред имущественным правам кредиторов должника.
При таких обстоятельствах у суда первой инстанции не имелось правовых оснований для признания спорной сделки недействительной по основаниям, указанным в пункте 2 статьи 61.2 Закона о банкротстве.
Одновременно апелляционный суд указал на несостоятельность довода о ничтожности спорной сделки ввиду злоупотребления правом при ее заключении.
Как следует из материалов дела, вопрос об участии Общества 1 в создании Общества 2 и оплате 13 процентов уставного капитала имуществом был решен на общем собрании участников Общества 1, о чем свидетельствует протокол, не признанный в установленном порядке недействительным. Доказательств того, что действия сторон оспариваемой сделки направлены на ущемление интересов должника при отсутствии экономического интереса, конкурсным управляющим не представлено.
Данные обстоятельства свидетельствуют об отсутствии оснований для удовлетворения исковых требований конкурсного управляющего. Суд апелляционной инстанции отменил судебный акт суда первой инстанции.
Позиция апелляционного суда была поддержана окружным судом.
 
 
 
3. Несоответствие выводов, изложенных в решении обстоятельствам дела (п.3 ч.1 ст.270 АПК РФ)
 
Единоличным собственником имущества Учреждения является Ответчик 2, в связи с чем, основания для привлечения Ответчика 1 к субсидиарной ответственности по долгам Учреждения отсутствовали (дело № А31-6436/2014).
Общество (Истец) обратилось в суд с иском о взыскании с Ответчика 1 в порядке субсидиарной ответственности части основного долга Учреждения и к Ответчику 2 о взыскании другой части основного долга Учреждения.
В обоснование иска Общество указало, что в связи с недостаточностью денежных средств у Учреждения, субсидиарную ответственность по обязательствам несет собственник его имущества.
Суд первой инстанции решением иск удовлетворил.
Апелляционный суд с позицией суда не согласился, указав следующее.
Требование о привлечении к субсидиарной ответственности Ответчика 1 и Ответчика 2 были обоснованы Истцом положениями Устава Учреждения, в котором указано, что Ответчик 2 владеет 85% (17/20 доли) имущества, переданного в оперативное управление Учреждению, а Ответчик 1 - 15% (3/20 доли) имущества.
Из содержания положений статьи 120 Гражданского кодекса Российской Федерации следует, что основанием для субсидиарной ответственности является факт наличия права собственности лица, привлекаемого к субсидиарной ответственности, на имущество учреждения.
Принимая во внимание, что между Ответчиком 1 (жертвователь) и Ответчиком 2 (одаряемый) был подписан договор пожертвования, согласно которому жертвователь обязуется безвозмездно передать, а одаряемый - принять в собственность 3/20 доли в праве общей долевой собственности на указанные объекты недвижимости, по акту имущество передано, в Единый государственный реестр прав на недвижимое имущество и сделок с ним в отношении указанного имущества внесены изменения на основании договора пожертвования, апелляционный суд пришел выводу, что вся сумма задолженности Учреждения подлежит взысканию в субсидиарном порядке с Ответчика 2.
Одновременно апелляционный суд не согласился с выводом суда первой инстанции, что основанием для удовлетворения требований в отношении Ответчика 1 служит непредоставление ответчиками новой редакции Устава Учреждения с изменениями, и прошедшая регистрацию в установленном порядке. Гражданский кодекс Российской Федерации связывает основания для привлечения к субсидиарной ответственности с наличием права собственности на имущество, в отношении которого Устав не является правоустанавливающим документом. При этом отсутствие изменений ЕГРЮЛ не может быть вменено в качестве нарушения Ответчику 1, так как лицом, ответственным за указанные изменения, является Учреждение.
Кроме этого, апелляционный суд отметил, что тот факт, что Ответчик 1 не являлся собственником имущества Учреждения, уже был установлен вступившим в законную силу судебным актом арбитражного суда по ранее рассмотренному делу.
Апелляционный суд констатировал, что решение принято судом первой инстанции при несоответствии выводов, изложенных в судебном акте, обстоятельствам дела, что является основанием для его отмены.
 
Аналогичными являются обстоятельства дела и основания отмены апелляционным судом решения суда первой инстанции по делу № А31-6501/2014 и № А31-4637/2014. Позиция апелляционного суда по делу № А31- 4637/2014 была поддержана окружным судом.
 
 
Апелляционным судом установлена неравноценность встречного исполнения обязательств, поскольку рыночная стоимость переданного должником имущества существенно превышает стоимость полученного встречного исполнения обязательств (дело № А31-4210/2010).
Конкурсный управляющий должника обратился в суд с заявлением к Гражданину А. о признании недействительной сделки купли-продажи прицепа и применении последствий недействительности сделки в виде возврата действительной стоимости спорного имущества.
Посчитав, что прицеп продан должником по заниженной цене, конкурсный управляющий обратился в суд.
Определением суда назначена судебная экспертиза по определению рыночной стоимости прицепа. Суд первой инстанции не принял экспертное заключение (отчет эксперта) в качестве доказательства рыночной стоимости спорного прицепа на момент совершения сделки, при этом указал, что экспертом не учтены расходы Ответчика на покупку и замену запчастей и отказал конкурсному управляющему в удовлетворении требований.
Пересматривая дело в апелляционном порядке, суд второй инстанции указал следующее.
По смыслу статьи 61.2 Закона о банкротстве для вывода о неравноценном встречном исполнении может иметь значение условие о цене сделки.
С учетом представленных документов на запчасти, экспертом определено состояние прицепа как удовлетворительное, износ 50%. По шкале износа транспортного средства по его техническому состоянию состояние «удовлетворительное» соответствует - с выполненными объемами технического обслуживания, требующее текущего ремонта или замены некоторых деталей; имеющее незначительные повреждения лакокрасочного покрытия. Доказательств того, что выводы эксперта в данной части ошибочны, материалы дела не содержат.
Документы на запчасти, представленные Ответчиком, датированы периодом после совершения оспариваемой сделки. Доказательств того, что на момент продажи прицеп находился в неисправном состоянии, не представлено.
Учитывая данные обстоятельства, вывод суда первой инстанции о том, что оценка произведена без учета индивидуального технического состояния транспортного средства, не соответствует обстоятельствам дела. Определенная экспертом рыночная стоимость прицепа на момент совершения оспариваемой сделки может быть принята во внимание. Экспертное заключение как доказательство является достоверным и допустимым. Оснований считать, что из определенной экспертом рыночной стоимости следует вычитать затраты Ответчика на покупку и установку запчастей, не имеется.
Таким образом, в результате совершения должником оспариваемой сделки кредиторам должника был причинен вред, выразившийся в уменьшении потенциальной конкурсной массы и в отсутствии реальной возможности получить удовлетворение своих требований к должнику за счет проданного имущества.
Учитывая, что спорная сделка совершена в срок, предусмотренный пунктом 1 статьи 61.2 Закона о банкротстве, условия сделки о встречном исполнении обязательств другой стороной сделки неравноценны предоставлению должника по сделке, при этом неравноценность имеет место в пользу другой стороны и в нарушение интересов должника, суд апелляционной инстанции сделал вывод о наличии совокупности условий, необходимых для признания спорной сделки недействительной.
При таких обстоятельствах все, что было передано должником по сделке, признанной недействительной, подлежит возврату в конкурсную массу. В случае невозможности возврата имущества в конкурсную массу в натуре приобретатель должен возместить действительную стоимость этого имущества на момент его приобретения.
Таким образом, в качестве последствия недействительности сделки является возврат Ответчиком в конкурсную массу должника действительной стоимости имущества.
С учетом изложенного суд второй инстанции отменил определение суда первой инстанции.
 
 
Требования Истца о наличии договорных отношений в течение всего заявленного истцом периода, являются несоответствующими фактам, имевшим место в действительности, и выводы суда первой инстанции не соответствуют фактическим обстоятельствам дела (дело № А31-13089/2013).
Департамент обратился в суд с иском о взыскании с Товарищества задолженности по арендной плате и пени, начисленной в соответствии с договором аренды земельного участка.
Судом первой инстанции заявленные требования удовлетворены.
Проверяя законность принятого судебного акта, апелляционный суд указал следующее.
Согласно пункту 3 статьи 607 Гражданского кодекса Российской Федерации в договоре аренды должны быть указаны данные, позволяющие определенно установить имущество, подлежащее передаче арендатору в качестве объекта аренды. При отсутствии этих данных в договоре условие об объекте, подлежащем передаче в аренду, считается не согласованным сторонами, а соответствующий договор не считается заключенным.
В суд первой инстанции Департамент представил неполные сведения в отношении спорного земельного участка. Как установил суд апелляционной инстанции, с определенного момента земельный участок не существует в связи с внесением в государственный кадастр недвижимости сведений о снятии его с учета, в связи с образованием из него множества земельных участков, переданных лицам (в том числе не ответчику) в собственность.    
Ликвидация предмета договора аренды влечет прекращение его действия, и соответственно, неисполнимость его и невозможность внесения изменений в этот договор.
Спорный земельный участок снят с кадастрового учета и прекратил свое существование с 06.10.2010. Таким образом, по момент начисления последующих платежей Истцом не доказано оснований для взыскания арендной платы и ее невнесенного размера.
В связи с чем апелляционным судом проверен и изменен размер задолженности по арендной плате и сумма пени, определенные судом первой инстанции.
С учетом названных обстоятельств суд второй инстанции изменил решение суда.
 
Причинами дорожно-транспортного происшествия явились наличие выбоин на дороге и превышение разрешенной скорости движения водителем транспортного средства, застрахованного Истцом; ввиду наличия обоюдной вины сторон с Ответчика взыскано 50 процентов причиненного Истцу ущерба (дело № А31-1213/2013).
Страховая компания обратилась в суд с иском о взыскании с Учреждения в порядке суброгации ущерба.
В обоснование иска Страховая компания указала, что ДТП произошло по вине Учреждения, на которое возложена обязанность по содержанию спорного участка автодороги. По мнению Учреждения виновником наступления ДТП является водитель транспортного средства, нарушивший пункт 10.1 Правил дорожного движения.
Суд первой инстанции отказал в удовлетворении иска, поскольку Истец не доказал факт противоправных действий (бездействия) Ответчика и причинно-следственную связь между бездействием Ответчика и причиненным ущербом.
Апелляционный суд с позицией суда не согласился, указав следующее.
Ответчик надлежащим образом не исполнил обязанность по содержанию дорожного покрытия, то есть не обеспечили безопасность дорожного движения, предусмотренную правовыми нормами, а именно допустил виновное противоправное поведение, которое привело к причинению вреда. ДТП произошло вследствие наезда на выбоину. Доказательств, свидетельствующих о надлежащем исполнении Учреждением своих обязанностей по содержанию дорожного покрытия в соответствии с государственным стандартом, Ответчик не представил. В деле отсутствуют надлежащие и бесспорные доказательства, свидетельствующие о том, что на месте ДТП не имелось выбоины, размеры которой превышали допустимые нормы.
На основании изложенного суд апелляционной инстанции пришел к выводу о том, что ущерб, причиненный Истцу, связан с повреждением автомобиля, в том числе и в результате наезда на ямы (выбоины). Дефекты дорожного покрытия связаны с ненадлежащим содержанием дороги, то есть с неисполнением Учреждением своих обязанностей, в чем и выразилось наличие причинной связи между противоправным поведением причинителя вреда и наступившими последствиями.
Одновременно апелляционный суд учел, что причиной возникновения ДТП наряду с бездействием Ответчика также явилось нарушение водителем Истца скоростного режима, то есть нарушение им пункта 10.1 Правил дорожного движения, в связи с чем на основании пункта 2 статьи 1083 Гражданского кодекса Российской Федерации уменьшил размер возмещения.
Таким образом, суд апелляционной инстанции, оценив действия (бездействие) всех виновников ДТП, пришел к выводу, что ДТП произошло вследствие двух факторов – выбоины на дороге и превышения скорости движения водителем транспортного средства, застрахованного Истцом, определил обоюдную вину сторон, в связи с чем указал, что ответственность за причиненный ущерб между ними должна распределяться поровну.
 Судебный акт суда первой инстанции отменен судом апелляционной инстанции.
Позиция апелляционного суда была поддержана окружным судом.
 
 
 
Применение пункта 7.4.1  Рекомендаций МИ-3115-2008 для обеспечения наибольшей достоверности при сравнении массы груза с трафаретом грузоподъемности вагона не требовалось, в связи с чем апелляционный суд посчитал необоснованным вывод суда первой инстанции о нарушении Истцом рекомендованной методики измерения   и незначительности величины перегруза как основания для отказа в удовлетворении исковых требований (дело №А31-2282/2014).
Общество 1 (Грузоперевозчик) обратилось в суд с иском о взыскании с Общества 2 (Грузоотправитель)  штрафа за превышение грузоподьемности вагона.
Суд первой инстанции пришел к выводу об отсутствии достоверных доказательств искажения Ответчиком при оформлении транспортной железнодорожной накладной сведений о массе груза, грубом нарушении истцом пункта 7.4.1 Рекомендаций МИ 3115-2008, незначительность величины перегруза, в связи с чем отказал в удовлетворении исковых требований.
Апелляционный суд с позицией суда не согласился, указав следующее.
Из буквального толкования положений пункта 7.4.1 Рекомендаций МИ 3115-2008 следует, что нормы названного пункта подлежат применению с целью достижения минимальной погрешности, что обеспечивает наибольшую достоверность при сравнении массы груза с трафаретной грузоподъемностью вагона для полного исключения возможности пропуска вагонов с превышением грузоподъемности.
В Рекомендациях отсутствует запрет перевозчику при определении массы груза использовать иные методы взвешивания вагона, например, во время движения вагона на вагонных весах, тем более, когда такие весы специально предназначены именно для такого метода.
Оснований не доверять результатам взвешивания у суда не имелось.
Установление факта перегруза вагона сверх трафаретной грузоподъемности произведено Грузоперевозчиком с учетом установленного Рекомендацией предельного расхождения в результатах измерений и с учетом погрешности весоизмерительного прибора, что нашло свое отражение в коммерческом акте и акте общей формы.
Применение пункта 7.4.1 Рекомендаций для обеспечения наибольшей достоверности при сравнении массы груза с трафаретом грузоподъемности вагона не требовалось.
Исходя из смысла нормы статьи 102 Устава железнодорожного транспорта для начисления штрафа достаточно самого факта превышения грузоподъемности вагона, что нашло свое подтверждение в разъяснениях, данных в пункте 28.1 постановления Пленума ВАС РФ от 06.10.2005 №30 «О некоторых вопросах практики применения Федерального закона «Устав железнодорожного транспорта Российской Федерации».
При данных обстоятельствах вывод суда первой инстанции о незначительности рассчитанной величины перегруза также не может служить основанием для отказа в удовлетворении иска.
В связи с чем  судом  апелляционной инстанции решение суда первой инстанции отменено.
 
Апелляционный суд признал ошибочным вывод суда первой инстанции об отсутствии оснований для признания оспариваемых сделок недействительными по пункту 2 статьи 61.2 Закона о банкротстве (дело № А31-6664/2012).
В рамках дела о несостоятельности (банкротстве) Общества конкурсный управляющий должника обратился в суд с заявлением о признании недействительными сделок, совершенных должником и Компанией и о применении последствий недействительности сделки в виде обязания Компании возвратить в конкурсную массу должника действительную стоимость имущества.
Судом первой инстанции заявленные требования удовлетворены.
Проверяя законность принятого судебного акта, апелляционный суд указал следующее.
В пункте 2 статьи 61.2 Закона о банкротстве предусматривается возможность признания недействительной сделки, совершенной должником в целях причинения вреда имущественным правам кредиторов (подозрительная сделка).
Для признания сделки недействительной по данному основанию необходимо, чтобы оспаривающее сделку лицо доказало наличие совокупности следующих обстоятельств: сделка совершена с целью причинить вред имущественным правам кредиторов; в результате совершения сделки причинен вред имущественным правам кредиторов; другая сторона сделки знала или должна была знать об указанной цели должника к моменту совершения сделки.
В случае недоказанности хотя бы одного из этих обстоятельств суд отказывает в признании сделки недействительной по данному основанию.
Суд апелляционной инстанции установил, что оспариваемые сделки совершены в течение трех лет до принятия заявления о признании должника банкротом, то есть в течение периода, предусмотренного в пункте 2 статьи 61.2 Закона о банкротстве.
На момент совершения оспариваемых сделок должник отвечал признакам неплатежеспособности, что подтверждается сведениями бухгалтерского баланса Общества, из содержания которого следует, что кредиторская задолженность Общества превышает стоимость основных средств.
В отношении должника на принудительном исполнении в отделе судебных приставов находилось сводное исполнительное производство, возбужденное в отношении Общества о взыскании недоимок, пеней по страховым взносам, штрафов, налоговых платежей. Имущество, которое является предметом спора, было арестовано отделом судебных приставов с целью обеспечения исполнения обязательств должника.
На дату подписания оспариваемых договоров и соглашений Компании было известно о неплатежеспособности Общества. Из материалов дела следует, что должник и Ответчик на момент совершения оспариваемых сделок являлись аффилированными по отношению друг к другу лицами.
Оценив заключение эксперта, в котором определена рыночная стоимость имущества, апелляционный суд сделал вывод о том, что в результате совершения оспариваемых сделок причинен вред имущественным правам кредиторов должника, поскольку оспариваемые сделки по отчуждению по заведомо заниженной цене имущества должника направлены на уменьшение конкурсной массы должника, что повлекло частичную утрату возможности кредиторов получить удовлетворение своих требований по обязательствам должника за счет его имущества.
При таких обстоятельствах у суда первой инстанции имелись основания для признания оспариваемых сделок недействительными по пункту 2 статьи 61.2 Закона о банкротстве и применении последствий недействительности сделки в силу пункта 2 статьи 167 Гражданского кодекса Российской Федерации и пункта 1 статьи 61.6 Закона о банкротстве.
Решение суда первой инстанции было отменено судом апелляционной инстанции.
Суд кассационной инстанции оставил постановление апелляционного суда без изменений.
 
В соответствии с пунктом 1 статьи 475 Гражданского кодекса Российской Федерации Общество вправе требовать возмещения своих расходов на устранение недостатков товара (дело № А31-1838/2014).
Завод обратился в суд с иском о взыскании с Общества задолженности по оплате конструкции (товара), поставленной по договору поставки, а также пени, начисленной в связи с просрочкой оплаты Ответчиком товара.
Общество предъявило встречный иск о взыскании с Завода пени, начисленной за просрочку изготовления Заводом конструкции, расходов Ответчика на устранение недостатков товара, а также стоимость недопоставленного товара.
Решением суда первой инстанции исковые требования Завода удовлетворены, в удовлетворении встречных исковых требований Общества отказано.
Проверяя законность принятого судебного акта, апелляционный суд указал, что у суда первой инстанции отсутствовали достаточные основания для отказа в удовлетворении требования Общества о взыскании с Завода расходов на устранение недостатков товара, поскольку это требование соответствует положениям пункта 1 статьи 475 Гражданского кодекса Российской Федерации, наличие недостатков признано Заводом, который, в частности, письмом предложил Обществу техническое решение устранения недостатков и гарантировал снижение цены договора поставки на стоимость доработки конструкции, а факт несения Ответчиком расходов по устранению недостатков и сумма расходов подтверждены договором подряда и платежным поручением Общества об оплате выполненных другим обществом работ, что Истец не оспорил и не опроверг.
С учетом названных обстоятельств суд второй инстанции изменил решение суда первой инстанции и удовлетворил встречный иск Общества в части взыскания расходов на устранение недостатков товара.
 
Суд второй инстанции признал достаточными доказательства, представленные в подтверждение Истцом факта выполнения своих обязательств по контракту, передачи результата работ заказчику и наличия для Ответчика потребительской ценности полученной проектной документации (дело № А31-2800/2014).
Общество (исполнитель) обратилось в суд с иском к Управлению (заказчик) о взыскании задолженности по оплате выполненных по муниципальному контракту работ и процентов за пользование чужими денежными средствами.
Решением суда первой инстанции в удовлетворении иска отказано. В обоснование отказа в иске суд указал на отсутствие доказательств передачи результата работ заказчику.
Апелляционный суд с позицией суда не согласился, установив следующее.
В деле имеется достаточно доказательств, свидетельствующих о том, что результат работы по контракту выполнен исполнителем, передан заказчику и последний в подтверждение наличия потребительской ценности воспользовался данным результатом в своих интересах.
В подтверждение выполнения работ в материалы дела представлены подписанный в одностороннем порядке акт выполненных работ; почтовый конверт согласно которому в адрес Управления Общество направило акт, счет на оплату, счет-фактуру, справку о стоимости выполненных работ и затрат.
Проектно-сметная документация Истцом представлена, но заказчик, сославшись на изменение техусловий, указал на отсутствие в плане прокладки наружных электросетей и на срок представления документации.
Также в деле имеется скриншот размещенного Ответчиком в сети Интернет заказа на выполнение работ по корректировке существующего проекта, полученного положительного заключения и реконструкции объекта. К материалам заказа представлена проектно-сметная документация, изготовленная Обществом.
Указанные доказательства, опровергают утверждение Ответчика о том, что спорная документация не передавалась исполнителем. Материалы дела свидетельствуют о фактическом принятии заказчиком выполненного Истцом проекта и использовании его для проведения реконструкции предусмотренного проектом объекта.
С учетом названных обстоятельств суд второй инстанции отменил решение суда первой инстанции.
Позиция апелляционного суда была поддержана окружным судом.
 
Судом первой инстанции сделан неверный вывод о дате освобождения арендуемого помещения и, соответственно, основания для взыскания части арендных платежей отсутствовали; взыскание задолженности на возмещение затрат на содержание недвижимого имущества и штрафа в связи с нарушением сроков по оплате расходов незаконно (дело № А31-5331/2013).
Общество обратилось в суд с иском к Индивидуальному предпринимателю о взыскании задолженности по арендной плате по договору аренды недвижимого имущества и процентов за пользование чужими денежными средствами, в том числе за фактическое пользование недвижимым имуществом за период с 01.02.2013 по 10.02.2013 и процентов за пользование чужими денежными средствами за указанный период; задолженности по договору на возмещение затрат на содержание недвижимого имущества и штрафа за нарушение срока оплаты расходов.
Индивидуальный предприниматель обратился с встречным исковым заявлением о взыскании неосновательного обогащения.
Решением суда первой инстанции исковые требования Общества удовлетворены, в удовлетворении встречных требований Индивидуального предпринимателя отказано.
Проверяя законность принятого судебного акта, апелляционный суд установил следующее.
Общество (арендодатель) и Индивидуальный предприниматель (арендатор) заключили договор аренды. Факт передачи помещения в аренду подтвержден материалами дела и Ответчиком не оспаривается.
Впоследствии Ответчику вручено уведомление с требованием об освобождении занимаемого недвижимого имущества на следующий день после окончания договора аренды и передаче его представителю арендодателя по акту приема-передачи недвижимого имущества, а также с требованием погасить задолженность по оплате арендных платежей.
Материалами дела подтверждается, сторонами не оспаривается, что помещением арендатор не пользовался с 30.01.2013, доступа к данному помещению у Ответчика не было.
Учитывая вышеизложенное, Общество необоснованно начислило Ответчику арендную плату за фактическое пользование имуществом в период с 01.02.2013 по 10.02.2013 и проценты за время просрочки оплаты времени указанного фактического пользования арендованным имуществом
Условиями договора предусмотрены расходы по содержанию недвижимого имущества, которые возмещаются арендатором. В случае нарушения арендатором сроков по оплате расходов арендодатель вправе выставить штрафные санкции.
Из буквального толкования положения пункта договора в соответствии со статьей 431 ГК РФ, суд апелляционной инстанции пришел к выводу о том, что арендодатель должен доказать, что нес расходы по содержанию имущества, переданного в аренду Ответчику.
Данных доказательств Истцом не представлено.
Таким образом, у Общества не имелось правовых оснований для взыскания с Индивидуального предпринимателя задолженности на возмещение затрат на содержание недвижимого имущества и штрафа за нарушение срока оплаты расходов.
 С учетом изложенного суд второй инстанции отменил решение суда первой инстанции и принял по делу новый судебный акт, частично удовлетворив первоначальный и встречный иск.
 
Вывод суда первой инстанции основаны на неправильной оценке заключения эксперта, поскольку вопреки выполненной экспертом смете суд определил стоимость спорных работ без учета накладных расходов и сметной прибыли (дело № А31-6312/2012).
Общество обратилось в суд с иском к Индивидуальному предпринимателю о взыскании неосновательного обогащения.
В связи с возникшим между сторонами спором в рамках рассмотрения спора судом были проведены строительные экспертизы с целью установления объема работ, выполненных Истцом, и их стоимости.
Удовлетворяя исковые требования в части, суд первой инстанции исходил из объема выполненных Истцом работ, указанного в заключении эксперта А. При расчете стоимости работ суд исходил из сметы эксперта Б.
Произведя расчет подлежащего взысканию неосновательного обогащения, суд первой инстанции уменьшил общую сметную стоимость работ по экспертному заключению эксперта Б. на стоимость работ по изготовлению металлоконструкций (пункты 1 - 7 сметы).
Согласившись с выводом суда первой инстанции о недоказанности Истцом факта выполнения работ по изготовлению металлоконструкций, апелляционный суд считает выводы суда основанными на неправильной оценке заключения эксперта Б., поскольку вопреки выполненной экспертом смете суд определил стоимость спорных работ без учета накладных расходов и сметной прибыли.
Материалами дела подтверждается, что Индивидуальный предприниматель уплатил Обществу 500 000 рублей, указав в назначении платежи предварительную оплату.
Расчет стоимости выполненных работ (включая работы по монтажу металлоконструкций) выполнен судебным экспертом Б. в виде локальной сметы и произведен с учетом накладных расходов и сметной прибыли по каждому виду работ (по каждому из пунктов сметы, включая пункты 1 - 7). При уменьшении общей стоимости работ по указанной локальной смете на стоимость работ по пунктам 1 - 7 локальной сметы (с учетом накладных расходов и сметной прибыли по этим пунктам сметы) полученная разница окажется меньше 500 000 рублей (сумма предварительной оплаты Ответчиком), в связи с чем наличие на стороне Индивидуального предпринимателя неосновательного обогащения не может быть установлено.
Кроме того апелляционный суд отметил, что из материалов дела следует, что Ответчик признавал факт выполнения Истцом работ и указывал на превышение произведенной предварительной оплаты над стоимостью выполненных Истцом работ.
С учетом названных обстоятельств суд второй инстанции отменил решение суда первой инстанции и принял новый судебный акт об отказе Обществу в удовлетворении исковых требований.
 
 
Денежное требование к должнику основано на фактическом пользовании должником услугами теплоснабжения, оказываемыми обязанной стороной (дело № А31-8938/2013).
В рамках дела о несостоятельности (банкротстве) Общества 1 (должник) в суд с заявлением об установлении требований кредитора и включении в реестр требований задолженности обратилось Общество 2.
Отказывая в удовлетворении заявленных требований, суд первой инстанции исходил из того, что в материалы дела кредитором представлены лишь счета-фактуры, составленные в одностороннем порядке; при этом договора либо актов выполненных работ (оказанных услуг), подтверждающих предъявленное к оплате количество горячего водоснабжения, в деле нет, как нет и иных доказательств фактического потребления Ответчиком горячего водоснабжения в том количестве, какое указано в счетах-фактурах; тогда как акт сверки расчетов к таким документам не относится.
Не соглашаясь с выводом суда первой инстанции, апелляционный суд указал следующее.
Денежное требование Общества 2 к должнику основано на фактическом пользовании должником услугами теплоснабжения, оказываемыми обязанной стороной, которое в соответствии с пунктом 3 статьи 438 ГК РФ следует рассматривать как акцепт абонентом оферты, предложенной энергоснабжающей организацией. При данных условиях спорные правоотношения Общества 2 и должника суд апелляционной инстанции квалифицировал как договорные.
На оплату отпущенного горячего водоснабжения кредитором должнику выставлены счета-фактуры. Должник оплату за полученное горячее водоснабжение произвел не в полном объеме.
Факт поставки горячего водоснабжения в спорный период времени сторонами не оспаривается. Разногласия по количеству горячей воды, полученной должником, отсутствуют. Количество и объемы отпущенной горячей воды подтверждено двусторонними актами.
Правильность расчета задолженности по нормативам потребления и применением установленных для должника тарифов за спорный период должником не опровергнута.
Одновременно апелляционный суд пришел к выводу о наличии оснований для отказа в удовлетворении  в части требования о включении в реестр требований кредитора должника в связи с истечением срока исковой давности.
С учетом изложенного суд второй инстанции изменил определение суда первой инстанции и удовлетворил требование Общества 2 о включении в реестр требований кредиторов задолженности по отпуску горячего водоснабжения частично.
 
Правовые основания для пересчета штрафных санкций с учетом установленного экспертом срока выполнения дополнительных работ у суда первой инстанции отсутствовали (дело № А31-13937/2013).
Учреждение (заказчик) обратилась в суд с иском о взыскании с Общества (подрядчик) неустойки за нарушение сроков выполнения работ по договору подряда.
Исковые требования мотивированы тем, что работы по договору выполнены подрядчиком с нарушением установленного срока.
Решением суда первой инстанции иск удовлетворен частично.
Постановлением суда апелляционной инстанции решение суда первой инстанции изменено по следующим основаниям.
Ответчик считает, что нарушение сроков выполнения работ было вызвано необходимостью производства дополнительных работ на данном объекте, без которых не могли быть выполнены работы по ремонту кровли, предусмотренные договором, надлежащего качества и привело бы к нарушению технологии производства.
Ответчик представил акт на дополнительные работы, который был подписан Ответчиком и надзорной организацией, но не подписан Истцом (заказчиком).
Таким образом, в материалах дела отсутствуют документы, свидетельствующие о согласовании с заказчиком выполнения дополнительных работ, как по объему, так и по стоимости, как этого требует действующее законодательство.
Просрочка в выполнении работ является основанием для начисления и уплаты штрафных санкций.
При таких обстоятельствах у суда первой инстанции отсутствовали достаточные основания для пересчета штрафных санкций с учетом установленного экспертом срока выполнения дополнительных работ.
Сумма неустойки и период ее начисления произведен Истцом в полном соответствии с заключенным договором.
На основании изложенного апелляционный суд пришел к выводу о наличии оснований для изменения решения суда первой инстанции и удовлетворении требований Истца в полном объеме.
 
Апелляционный суд изменил решение суда первой инстанции в части удовлетворения встречного иска, посчитав произведенный судом расчет процентов неверным (дело № А31-4950/2014).
Больница обратилась в суд с иском о взыскании с Общества неустойки за нарушение сроков выполнения контракта на выполнение работ.
Общество заявило встречные требования о взыскании с Больницы процентов за нарушение сроков оплаты работ по контракту.
Решением суда первой инстанции исковое заявление и встречный иск удовлетворены частично.
Не соглашаясь с выводом суда первой инстанции, признавшего встречный иск подлежащим удовлетворению в части, апелляционный суд указал следующее.
Истец допустил просрочку исполнения денежного обязательства, в связи с чем требования о взыскании процентов правомерны.
Однако судом первой инстанции неверно произведен расчет процентов, применительно к положениям договора, согласно которому оплата работ производится в течение 30 банковских дней после сдачи объекта. Таким образом, проценты подлежали начислению не за 215 дней, а за период 174 дня.
Суд апелляционной инстанции констатировал, что решение суда первой инстанции в указанной части подлежит изменению в связи с несоответствием выводов суда обстоятельствам дела.
 
 
Расчет суммы вознаграждения, излишне выплаченной конкурсному управляющему, скорректирован апелляционным судом (дело № А31-2621/2010).
В рамках дела о несостоятельности (банкротстве) должника Общество обратилась в суд с заявлением об обязании отстраненного от исполнения обязанностей конкурсного управляющего возвратить в конкурсную массу незаконно израсходованные денежные средства, в том числе излишне выплаченное вознаграждение арбитражного управляющего.
Судом первой инстанции требования удовлетворены.
Постановлением суда апелляционной инстанции определение суда первой инстанции изменено по следующим основаниям.
Как усматривается из материалов дела, в том числе расчетов, представленных уполномоченным органом в апелляционную инстанцию, арбитражному управляющему за время исполнения им обязанностей арбитражного управляющего в процедурах наблюдения и конкурсного производства фактически выплачено вознаграждение в сумме, превышающей сумму положенного вознаграждения.
Указанный расчет по вознаграждению арбитражного управляющего подтвердил также и действующий конкурсный управляющий должника. Данные обстоятельства лицами, участвующими в деле, не оспариваются.
На основании изложенного апелляционный суд пришел к выводу о наличии оснований для изменения определения суда первой инстанции и скорректировал расчет суммы вознаграждения, излишне выплаченной конкурсному управляющему.
Позиция апелляционного суда поддержана окружным судом.
 
Суд апелляционной инстанции пришел к выводу, что суд первой инстанции, признав правильными выводы эксперта и расчет истца, необоснованно уменьшил размер убытков (дело № А31-5147/2013).
Гражданин А. (участник Общества) обратился в суд о взыскании в пользу Общества с гражданина Б. (директора, участника Общества) убытков.
Предметом заявленных требований является взыскание причиненных Обществу ее директором в результате его недобросовестных действий по заключению договоров аренды убытков, вызванных занижением стоимости арендной платы сдаваемых Обществом в аренду Ответчику транспортных средств по сравнению с рыночными ценами.
Удовлетворяя иск частично, суд первой инстанции пришел к выводу о недобросовестности действий Ответчика, признал выводы эксперта по определению рыночной стоимости месячной платы за аренду автомашин достоверными, расчет Истца математически правильным, но счел, что рассчитанная Истцом сумма является предполагаемой величиной неполученных Обществом доходов, реальная сумма не может быть установлена с абсолютной долей достоверности, в связи с чем ссылаясь на принцип справедливости и соразмерности ответственности, уменьшил сумму убытков.
Апелляционный суд уменьшение размера убытков судом первой инстанции признал необоснованным и несоответствующим нормам права и указал следующее.
Вывод суда противоречит фактическим обстоятельствам, а также не соответствует разъяснениям пункта 6 постановления Пленума ВАС РФ от 30.07.2013 № 62 «О некоторых вопросах возмещения убытков лицами, входящими в состав юридического лица», согласно которым арбитражный суд не может полностью отказать в удовлетворении требования о возмещении директором убытков, причиненных юридическому лицу, только на том основании, что размер этих убытков невозможно установить с разумной степенью достоверности (пункт 1 статьи 15 ГК РФ). В этом случае размер подлежащих возмещению убытков определяется судом с учетом всех обстоятельств дела, исходя из принципа справедливости и соразмерности ответственности.
Если лицо, нарушившее право, получило вследствие этого доходы, лицо, право которого нарушено, вправе требовать возмещения наряду с другими убытками упущенной выгоды в размере не меньшем, чем такие доходы (пункт 2 статьи 15 ГК РФ).
 Из положений статьи 3 Федерального закона от 29.07.1998 №135-ФЗ «Об оценочной деятельности в Российской Федерации» следует, что под рыночной стоимостью объекта оценки понимается наиболее вероятная цена, по которой данный объект оценки может быть отчужден на открытом рынке в условиях конкуренции, когда стороны сделки действуют разумно, располагая всей необходимой информацией, а на величине цены сделки не отражаются какие-либо чрезвычайные обстоятельства.
Суд апелляционной инстанции пришел к выводу, что суд первой инстанции, признав правильными выводы эксперта и расчет Истца, необоснованно уменьшил размер убытков, в связи с чем, изменил решение суда и удовлетворил заявленные требования в полном объеме.
Суд кассационной инстанции оставил постановление апелляционного суда без изменений.
 
 
4. Нарушение или неправильное применение норм материального права
(п.4 ч.1 ст. 270)
 
 
В соответствии с пунктом 6 статьи 709 Гражданского кодекса Российской Федерации подрядчик не вправе требовать увеличения твердой цены, а заказчик ее уменьшения, в том числе в случае, когда в момент заключения договора подряда исключалась возможность предусмотреть полный объем подлежащих выполнению работ или необходимых для этого расходов (дело № А31-10851/2012).
  Общество (подрядчик) обратилось в суд с иском к Департаменту (заказчик) о взыскании задолженности по оплате выполненных работ по государственному контракту и обязании Департамента принять результат выполненных работ.
Департамент обратился с встречным иском о взыскании с Общества денежных средств, уплаченных по государственному контракту, неустойки и процентов за пользование чужими денежными средствами.
Удовлетворяя частично требования Истца суд первой инстанции исходил из стоимости фактически выполненных подрядчиком работ, и того обстоятельства, что существенные недостатки работ отсутствуют, могут быть устранены, в связи с чем отказ Ответчика от приемки и оплаты работы неправомерен. Встречные исковые требования удовлетворены частично, в части взыскания неустойки.
Согласившись с выводом суда первой инстанции в части отказа в удовлетворении встречных исковых требований в полном объеме, апелляционный суд посчитал ошибочным вывод суда о наличии оснований для взыскания с Ответчика фактической стоимости выполненных Истцом работ.
Порядок заключения государственных контрактов на выполнение подрядных работ для государственных нужд в спорный период был урегулирован Федеральным законом от 21.07.2005 № 94-ФЗ «О размещении заказов на поставки товаров, выполнение работ, оказание услуг для государственных и муниципальных нужд».
В пункте 6 статьи 709 ГК РФ предусмотрено, что подрядчик не вправе требовать увеличения твердой цены, а заказчик ее уменьшения, в том числе в случае, когда в момент заключения договора подряда исключалась возможность предусмотреть полный объем подлежащих выполнению работ или необходимых для этого расходов.
Конкурсная (аукционная) документация по контракту не содержит условия о возможности увеличения цены контракта. Кроме того, изменение условий контракта об объеме подрядных работ в одностороннем порядке или по соглашению сторон законом не допускается.
Общество продолжило выполнение работ по контракту, несмотря на значительное изменение технической документации, приведшее к строительству объекта с иными параметрами, по сравнению с первоначальной технической документацией на сумму, превышающую твердую цену контракта.
С учетом изложенного апелляционный суд сделал вывод, о том, что требование Общества о взыскании с Департамента стоимости фактически выполненных работ на сумму, превышающую цену контракта, неправомерно, независимо от того, дал ли заказчик на это согласие.
Следовательно, требования Общества подлежали удовлетворению только в пределах твердой цены контракта.
 В связи с чем решение суда первой инстанции в указанной части было изменено судом апелляционной инстанции.
Позиция апелляционного суда была поддержана окружным судом.
 
 
5. Нарушение или неправильное применение норм процессуального права 
(ч. 3 ст. 270 АПК РФ)
 
 
Встречный иск принят к производству судом первой инстанции с нарушением требований Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации (дело № А31-908/2014).
Общество обратилось в суд с иском о взыскании с Управления задолженности по муниципальному контракту. Управление обратилось с встречным иском о взыскании штрафа за нарушение сроков выполнения работ.
Судом первой инстанции первоначальный и встречный иск удовлетворены.
Апелляционный суд не согласился с позицией суда первой инстанции.
В соответствии со статьей 132 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации предъявление встречного иска осуществляется по общим правилам предъявления исков.
Согласно пункту 7 статьи 126 АПК РФ в число документов, подлежащих приложению к исковому заявлению, входят документы, подтверждающие соблюдение истцом претензионного или иного досудебного порядка, если он предусмотрен федеральным законом или договором.
 Муниципальным контактом предусмотрена обязательность предъявления претензии до обращения с иском в суд.
Управление, установившее данное правило, не выполнило это условие и обратилось в суд со встречным иском без соблюдения претензионного порядка.
 Суд второй инстанции констатировал принятие к производству судом первой инстанции встречного искового заявления с нарушением требований АПК РФ.
 С учетом изложенного суд второй инстанции изменил решение суда первой инстанции и принял по делу новый судебный акт. Встречное исковое заявление оставлено без рассмотрения.
 
 
Апелляционный суд не согласился с выводом суда первой инстанции о неподведомственности арбитражному суду спора между гражданами, не имеющими статуса индивидуальных предпринимателей о взыскании долга по договору купли-продажи акций (дело № А31-9308/2014).
Гражданин А. обратился в арбитражный суд с иском к Гражданину Б. о взыскании долга по договору купли-продажи акций и процентов за пользование чужими денежными средствами.
Определением суда первой инстанции производство по делу прекращено в связи с неподведомственностью спора арбитражному суду. Суд исходил из того, что спор не связан как с принадлежностью акций, так и с осуществлением Истцом своих прав как акционера, а направлен на взыскание задолженности по договору купли-продажи акций. Истцом по делу является физическое лицо, рассматриваемый в деле спор не является корпоративным и не отнесен к специальной подведомственности арбитражных судов, предусмотренной статьей 33 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.
С указанным выводом суд апелляционной инстанции не согласился, указав следующее.
Статьей 33 АПК РФ установлена специальная подведомственность дел арбитражным судам, в том числе по спорам, указанным в статье 225.1 АПК РФ.
Указанные в части 1 статьи 33 АПК РФ дела рассматриваются арбитражным судом независимо от того, являются ли участниками правоотношений, из которых возникли спор или требование, юридические лица, индивидуальные предприниматели или иные организации и граждане.
Предметом заявленных требований по делу является взыскание долга по договору купли-продажи акций Общества. В пункте договора предусмотрена выдача продавцом (Истцом) покупателю (Ответчику) передаточного распоряжения на отчуждение акций для регистрации настоящей сделки в системе ведения реестра акционеров. В обоснование заявленных требований Истец также ссылается на то, что покупатель вернул акции в нарушение условий договора, произвел соответствующее передаточное распоряжение.
Следовательно, согласно статье 225.1 АПК РФ спор, связанный с принадлежностью акций, является корпоративным и подведомственен арбитражному суду.
С учетом изложенного апелляционный суд сделал вывод, что судом первой инстанции неправомерно прекращено производство по делу на основании пункта 1 части 1 статьи 150 АПК РФ, в связи с чем судебный акт отменен с направлением вопроса на новое рассмотрение.
 
Возбуждение самостоятельного производства по иску об оспаривании договора само по себе не означает невозможности рассмотрения дела о взыскании по договору, в силу чего не должно влечь приостановления производства по этому делу (дело № А31-3327/2014).
Банк обратился в суд с иском к Заводу об обращении взыскания на имущество, заложенное по договору ипотеки.
Определением суда первой инстанции производство по делу приостановлено до вступления в законную силу судебного акта по делу по иску конкурсного управляющего Общества о признании недействительными сделок, заключенных Обществом и Заводом, и о применении последствий недействительности сделок в виде возврата имущества в конкурсную массу, а именно: о признании недействительными договоров купли-продажи, заключенных Обществом (продавцом и первоначальным залогодателем по договору ипотеки) и Заводом (покупателем, Ответчиком).
Проверяя законность принятого судебного акта, апелляционный суд установил следующее.
В обеспечение исполнения обязательств заемщика по кредитному договору Банк заключил с Обществом договор ипотеки, по условиям которого в ипотеку переданы объекты недвижимости. Дополнительным соглашением произведена замена стороны договора ипотеки в связи с продажей объектов недвижимости Заводу.
Банк обратился в суд с заявлением об обращении взыскания на имущество, заложенное по договору ипотеки.
Из разъяснений, изложенных в пункте 1 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 23.07.2009 № 57 «О некоторых процессуальных вопросах практики рассмотрения дел, связанных с неисполнением либо ненадлежащим исполнением договорных обязательств» следует, что возбуждение самостоятельного производства по иску об оспаривании договора (пункт 2 статьи 166 Гражданского кодекса Российской Федерации) само по себе не означает невозможности рассмотрения дела о взыскании по договору в судах первой, апелляционной, кассационной и надзорной инстанций, в силу чего не должно влечь приостановления производства по этому делу.
Согласно примечаниям к названному пункту постановления Пленума, под термином «иск об оспаривании договора» понимается в том числе иск о расторжении договора. Термин «дело о взыскании по договору» используется в постановлении для обозначения дел, связанных с неисполнением или ненадлежащим исполнением договорных обязательств.
На основании изложенного апелляционный суд сделал вывод, что оспаривание договоров купли-продажи в рамках дела о несостоятельности (банкротстве) Общества, который не является участником данного дела, не является основанием для приостановления производства по делу по рассмотрению искового заявления об обращении взыскания на заложенное имущество.
Судебный акт суда первой инстанции отменен судом апелляционной инстанции.
Позиция апелляционного суда поддержана окружным судом.
 
 
За неисполнение ответчиком процессуальной обязанности по направлению в арбитражный суд отзыва на исковое заявление предусмотрена иная ответственность, отличная от наложения судебного штрафа (дело № А31-5009/2008).
Налагая на арбитражного управляющего штраф, суд первой инстанции руководствовался положениями пункта 9 статьи 66, статьи 119 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации и исходил из того, что неисполнение арбитражным управляющим обязанности по предоставлению отзыва привело к необходимости отложения судебного разбирательства, соответственно, к затягиванию судебного процесса, нарушению нормальной деятельности суда по осуществлению правосудия (невозможности принятия судом законного и обоснованного судебного акта).
Пересматривая дело в апелляционном порядке, суд второй инстанции указал следующее.
 В пункте 17 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 20.12.2006 № 65 «О подготовке дела к судебному разбирательству» разъяснено, что наложение штрафа за непредставление лицами, участвующими в деле, дополнительных доказательств, которые арбитражный суд предложил им представить в обоснование их собственных требований или возражений согласно части 2 статьи 66 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, не предусмотрено.
В силу статей 9, 65 и 66 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации судопроизводство в арбитражном суде осуществляется на основе состязательности, доказательства предоставляются участвующими в деле лицами, каждое лицо, участвующее в деле, должно доказать обстоятельства, на которые оно ссылается как на основание своих требований и возражений, и несет риск наступления последствий несовершения им соответствующих процессуальных действий.
Таким образом, участвующие в деле лица несут бремя подтверждения выгодных для них обстоятельств необходимыми доказательствами под угрозой наступления неблагоприятных последствий непредставления соответствующих доказательств. Письменный отзыв на иск (заявление) не относится к числу доказательств по делу, за непредоставление которых на участвующее в деле лицо может быть наложен штраф.
Апелляционный суд указал, что за неисполнение ответчиком процессуальной обязанности по направлению в арбитражный суд отзыва на исковое заявление предусмотрена иная ответственность, отличная от наложения судебного штрафа.
При таких обстоятельствах, наложение на арбитражного управляющего судебного штрафа нельзя признать законным.
Это послужило основанием для отмены апелляционным судом определения суда первой инстанции.
 
Вывод суда первой инстанции о наличии оснований для взыскания с Истца расходов на оплату услуг представителя сделан при неправильном применении статьи 110 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации (дело № А31-8225/2013).
Ответчики  (Предприниматели) обратилась в суд с заявлениями о взыскании с Истца  (Общества) судебных расходов.
Определением суда первой инстанции указанные заявления удовлетворены частично.
Не соглашаясь с выводом суда первой инстанции, апелляционный суд указал следующее.
Иск Общества удовлетворен за счет Предпринимателей, Общество проигравшей стороной по делу не является, соответственно, на него не могут быть возложены расходы по оплате услуг представителя, понесенные Предпринимателями в рамках рассмотрения дела в суде.
В рассматриваемом случае имело место быть количественное изменение предмета иска путем уменьшения заявленных требований. Воля заявителя не была направлена на отказ от спорного требования.
Суд апелляционной инстанции констатировал, что в данном случае уменьшение исковых требований не свидетельствует о необоснованном предъявлении Обществом исковых требований к Ответчикам.
С учетом изложенного суд второй инстанции признал ошибочным вывод суда первой инстанции о наличии оснований для взыскания с Общества расходов на оплату услуг представителя, в связи с чем отменил определение суда.
 
6. Отмена судебных актов по основаниям, предусмотренным частью 4 статьи 270 и частью 4 статьи 288 АПК РФ
 
 
Во втором полугодии 2015 года имели место случаи отмены судебных актов по безусловным основаниям: в частности по пункту 2 части 4 статьи 270 АПК РФ  в связи с рассмотрением дела в отсутствие кого-либо из лиц, участвующих в деле и не извещенных надлежащим образом о месте и времени судебного заседания.
Так, по данному основанию отменено решение суда по делу А31-10583/2011.
В рамках дела о несостоятельности (банкротстве) колхоза конкурсный управляющий должника обратился в арбитражный суд с заявлением об истребовании у бывшего председателя ликвидационной комиссии колхоза и передаче им в ведение конкурсного управляющего правоустанавливающей бухгалтерской документации.
Также конкурсный управляющий должника обратился в арбитражный суд с заявлением об истребовании у предыдущего арбитражного управляющего и передаче им в ведение конкурсного управляющего колхоза материальных ценностей должника в составе четырех объектов недвижимого имущества, а также, правоустанавливающей бухгалтерской документации, подтверждающей приобретение права собственности на эти объекты.
Определением Арбитражного суда Костромской области от 15.05.2014 заявления конкурсного управляющего об истребовании документации должника и об истребовании у арбитражного управляющего материальных ценностей должника объединены в одно производство для совместного рассмотрения, однако время и место судебного заседания по объединенному делу суд не определил.
30.05.2014 конкурсный управляющий заявил в арбитражный суд ходатайство о назначении дела по рассмотрению объединенных в одно производство требований к судебному разбирательству. Данное ходатайство судом первой инстанции не рассмотрено.
Суд апелляционной инстанции отменил решение суда в связи с нарушением норм процессуального права, а именно требований пункта 2 части 4 статьи 270 АПК РФ, так как в материалах дела отсутствовали доказательства извещения сторон о времени и месте рассмотрения объединенного дела. Протокол судебного заседания по рассмотрению объединенного дела в материалах дела отсутствует.
Несколько судебных актов отменено в связи принятием судом решения о правах и обязанностях лица, не привлеченного к участию в деле (пункт 4 части 4 статьи 270 и пункт 4 части 4 статьи 288 АПК РФ).
Так, основанием отмены решения суда первой инстанции по делу № А31-11580/2013послужило рассмотрение спора о взыскании неосновательного обогащения в связи с ремонтом помещений, собственник которых (муниципальное образование) не было привлечен к участию в деле.
Суд апелляционной инстанции отменил решение суда на основании пункта 2 части 4 статьи 270 АПК РФ и привлек к участию в деле собственника объекта недвижимого имущества.
По делу № А31-3035/2014 ООО «Ивановотеплосервис» обратилось в арбитражный суд к ЗАО «Инвест-проект» с иском о взыскании процентов за пользование чужими денежными средствами.
Решением Арбитражного суда Костромской области от 07.07.2014 иск удовлетворен.
Ответчик обжаловал принятый по делу судебный акт, указав, что истец уступил право требования задолженности за спорный период на основании договоров уступки права требования задолженности управляющей копании, не привлеченной к участию в деле. Ссылаясь на положения статьи 384 Гражданского кодекса Российской Федерации, а также на положения договоров уступки права требования, заявитель утверждал, что истец утратил право требования к ЗАО «Инвест-проект» неуплаченных процентов по договору поставки.
Как установлено судом апелляционной инстанции, исковые требования основаны на договоре № 3151 от 20.12.2013 поставки тепловой энергии в сетевой воде, и мотивированы ненадлежащим (несвоевременным) исполнением ЗАО «Инвест-проект» обязательств по оплате тепловой энергии за январь-февраль 2014 года.
Из имеющихся в материалах дела договоров цессии следует, что право требования основной задолженности по спорному договору теплоснабжения уступлено истцом управляющей компании, не привлеченной к участию в деле.
Определением от 07.10.2014 Второй арбитражный апелляционный суд привлек управляющую компанию к участию в деле и перешел к рассмотрению дела по правилам, установленным АПК РФ, для суда первой инстанции.
Безусловным основанием для отмены судом кассационной инстанции решений суда по делам №№ А31-3365/2013, А31-8542/2013послужило то, что принятые судом первой инстанции судебные акты непосредственно затрагивают права и обязанности лица, не участвующего в деле, поскольку создают ему препятствия для реализации субъективного права, принадлежащего на основании договора уступки прав требования (цессии).
 
 
 
 
 


[1]Анализ подготовлен заместителем председателя Арбитражного суда Костромской области Семеновым А.И.,  и.о. начальника отдела информационно-аналитической работы и делопроизводства Викторовой О.Ю., одобрен постановлением Президиума Арбитражного суда Костромской области от 22.05.2015 № 3
[2] Постановления Арбитражного суда Волго-Вятского округа от 10.12.2014 по делу № А31-12669/2012, от 20.11.2014 по делу А31-14076/2013, от 03.04.2015 по делу А31-4495/2014, от 12.03.2015 по делу А31-6/2012.
Сервис временно не доступен